Видео и фото

Как учиться хорошо или плохо

Как учиться хорошо или плохо

Как учиться хорошо или плохо

Наш инструмент – залог вашего успеха! Более 20 лет ОOО «Голицыно–Инструмент» создает все условия для успешного ведения производственного бизнеса своих партнеров, предлагая различный профессиональный инструмент и оборудование ведущих мировых и российских производителей. Торговую и производственную деятельность компания «Голицыно-Инструмент» проводит по трем основным направлениям: В торговом комплексе площадью 2000 квадратных метров представлен полный ассортимент инструмента и оборудования: деревообрабатывающие станки, металлообрабатывающие станки и оснастка к ним (от производителей PROMA, JET, EVOLUTION, Корвет) пневматический инструмент от производителей JONNESWEY, ABAC бензоинструмент и садовая техника Champion, ECHO, STIHL , Shindaiwa, Husgvarna а также погружные насосы для колодца, насосные станции водоснабжения, инфракрасные, масляные и конвекторные обогреватели, тепловые пушки, вентиляторы. Сделать правильный выбор и купить необходимый инструмент Вам помогут опытные продавцы-консультанты нашего магазина. Наша компания осуществляет оптовую продажу инструмента и оборудования предприятиям России. За годы работы более 5 000 предприятий выбрали ООО «Голицыно-Инструмент» как поставщика металлообрабатывающего, измерительного, шлифовального и слесарного инструмента. Наша компания совместно с партнером - Глебовским механическим заводом - в сжатые сроки может выполнить заказ на изготовление необходимого Заказчику инструмента и оборудования. Примером такого сотрудничества является наладка производства инструмента для военной техники и изготовление резцов по металлу из быстрорежущей стали. Наша компания осуществляет поставку инструмента предприятиям, закупающим продукцию для государственных нужд на тендерной основе. Заказчиками ООО «Голицыно-Инструмент» являются Роснефть, Росэнергоатом, Русгидро, Министерство Обороны Российской Федерации, Мосэнерго и Мосгаз.

— с каким-либо единичным ярким и запоминающимся случаем из жизни ребенка. Прозвища в школе (либо в другом детском коллективе) появляются, когда формируется иерархия, распределяются роли, определяется место ребенка в социальном окружении, формируются лидеры и изгои. Этого процесса не избежать, так как это важная часть социализации. (Во время данного процесса важно наблюдение и контроль взрослых – учителей, воспитателей, тренеров, родителей – так как может произойти всякое). Когда дети придумывают другим обидные прозвища, они таким образом самоутверждаются, стараются возвыситься, проверяют, как другие ребята воспримут придуманное ими прозвище, формируют группировки внутри детского коллектива. Когда ребенку дали прозвище таким образом, это плохо. Но не всегда прозвища придумывают для того, чтобы обидеть или унизить. Просто дети зачастую бывают более наблюдательны, чем взрослые. Они подмечают яркие черты друг у друга, особенности во внешности и поведении. Дети прямолинейны, они не могут быть такими тактичными, как взрослые, и говорят все прямо. И не всегда они ставят перед собой цель обидеть. Например, если у ребенка фамилия «Хомский», и его называют «Хомяк» — то это не оттого, что он толстый. А некоторые дети именно так воспринимают свои прозвища и переживают. Это может означать, что они сами неуверенны в себе. Что же делать родителям, если ребенок переживает из-за своего прозвища? — надо разобраться, почему ребенку дали именно это прозвище, а не какое-то другое. И только потом решать, как действовать. — если у ребенка появилось прозвище, сигнализирующее о его недостатках, значит надо их исправлять. Может быть, он всегда неряшливо одет, непричесан, часто заводит драки? Тогда неудивительно получить такие прозвища в школе, как Неряха, Метла, Драчун и т.д. — если оно возникло из-за каких-либо особенностей во внешности, то стоит поработать над тем, чтобы ребенок принимал себя таким, какой он есть. Можно с помощью сказок. К примеру, вот такая сказка неплохо подойдет (сказка) — если ребенка называет как-то только один человек, то надо разобраться, для чего он это делает. Варианта здесь два: либо он так добивается внимания, либо так пробует выразить свои симпатии (это же дети!). — если ребенка дразнят все, то возможно – он изгой в коллективе. Здесь следует вмешаться взрослым и исправлять ситуацию. Нужно привлечь и учителя, и школьного психолога. — если прозвище ребенка возникло в связи с фамилией – это неплохой повод поговорить о возникновении данной фамилии, ее значении, истории рода. Если вы и сами не знаете, то можно просто пофантазировать. Например, моя фамилия Саксон. Я решила, что эта фамилия от племени саксонцев, которые осели в Германии на земле Саксония. А с немецкого моя фамилия переводится «sack, sone» — «сумка, солнце». И я решила, что я «Наполненная солнцем». Вот и вы с ребенком включите фантазию! — еще не забудьте объяснить ребенку, что и вам в детстве давали прозвища в школе. Попробуйте вспомнить, какие это были прозвища и как вы к ним относились. — необходимо учить ребенка относиться к прозвищам спокойнее. — Не реагировать на прозвища. Не откликаться и не оборачиваться, когда зовут по прозвищу. Если зовущий настойчив, надо повернуться и СПОКОЙНО (можно даже немного с удивлением) спросить: «Это ты мне? Меня зовут Таня». — Искренне признаться в своих чувствах тем, кто называет по прозвищу: «Знаешь, мне очень неприятно (обидно), когда ты меня так называешь», «А тебе было бы радостно такое слышать в свой адрес?» — Можно вспомнить специальные отговорки (или придумать самому) типа «Кто обзывается, тот сам так называется!» Эти отговорки бывают очень действенны. — Можно поискать плюсы в своем прозвище. (Может, кого-то из знаменитостей так называли,например)  Что же, теперь вы знаете, как поступать, если вашему ребенку дали прозвище в школе или еще где-либо. И теперь только вы сможете решить, такое прозвище это хорошо или плохо. А теперь я хочу объявить результаты занимательного мини-конкурса на внимание, который был объявлен вот здесь . Определились три человека, которые получат по 50 рублей на свой кошелек. Это (барабанная дробь): 1 место – Людмила, которая не только первой прислала ответ, но и была самой внимательной и нашла ВСЕ спрятанные нотки! 2 место – Татьяна. Она не заметила только одно слово! 3 место – [urlspan]Альфия[/urlspan]. Она нашла по одному слову с каждой ноткой. Видимо, Альфия и не подозревала даже, что может быть спрятано несколько одинаковых ноток. Поздравляю победителей! И прошу через форму обратной связи выслать мне ваши номера вебмани-кошельков. Чтобы не пропустить ничего, что происходит и публикуется на блоге, подписывайтесь ЗДЕСЬ . И не забудьте оставить чуть ниже свой комментарий  Я ценю ваше мнение!

Комментарий к книге Магический универ. Книга 1. Учиться, влюбиться... убиться?: Что ж, книгу советовать не стану. Ведь в ней одни сплошные наезды на многое из того, что я люблю, уважаю, что составляет часть меня. Например, жуткая нелюбовь к христианской вере. Авторша явно является ярой атеисткой. Она грубо высказывает свое мнение об этой религии, не опасаясь оскорбить чувства своих верующих читателей. Цитаты: "- ...он еще и насадил в вашем мире чрезвычайно агрессивную и нетерпимую религию. И новоявленные христиане, - слово это он выговорил так, словно его жгучим перцем посыпали, - рванулись истреблять всех, кто не успел удрать. Чертей возвели в ранг сил Тьмы!" "- В нашем мире не будет ни христианства, ни остальных его разновидностей!" "- Слишком мы разные, чтобы делиться на угодных и неугодных вашему Богу! Да и рабы из нас плохие!" " Во-первых, я всегда была атеисткой. Как сказал один мой знакомый, надо либо думать, либо верить. Я же предпочитала думать. Бога нет до тех пор, пока это не будет доказано математическим путем." Без данных кусков текста можно было легко обойтись. Сути книги это бы не поменяло. Но для Галины Г. эти неприятные строки, видимо, были важны. Или вот это: "Достала меня эта зануда! Я таких еще дома не выносила! Отличники, зубрилки, все правильные до отвращения и своей правильностью всем остальным в нос тычут. Редкостные стервы!" "Этого и не понимали мои однокурсницы. А я, грешна, никогда не понимала, чем косметика от фирмы Avon лучше или хуже фирмы Faberlic. Может, это просто моя ущербность? Не знаю. Потому-то у меня и друзей мало," - вот так и рассуждает наша завистливая, злобная и пакостливая главная героиня. Она слишком много мнит о себе, сама из себя ничего не представляя. ГГ не является ни "красавицей", ни "отличницей", ни даже просто доброй или умной девушкой. Последнее доказывают следующие предложения: "В одной из книг я наткнулась на описание ночи на Ивана Купалу. В эту ночь цветет папоротник. И кто сорвет его, тому будут ведомы все тайны на земле. Я решила - надо ехать. Уж я то наверняка найду этот цветок." Супер! В Бога мы не верим, зато в полуязыческий-полуправославный праздник - да! Логика... Но самое интересное, что героиня является учеником биофака! ( Цитата: "Еще я являюсь студенткой биологического факультета...") Уж она явно должна была знать, что папоротник размножается СПОРАМИ!! А сам сюжет довольно банален. Очередное клише: 1) Знакомство с необыкновенной во всем девчонкой (ГГ). Предыстория. 2) Ворота в другой мир. Переход. 4) Пришли добрые дядечки (!!!): все объяснили, показали, языку научили, до дверей проводили. 6) А дальше уже как пойдет... Чувство юмора у автора присутствует. Но шутки плоские... Цитаты: "- Осторожнее! Глаза что ли на столе забыл!? - Пардону нет, я его тоже дома забыла. "- Во что ты одета!? Ты выглядишь, как пугало! "- Мать вашу за ногу!

Зло и падение Адама и Евы. Первородный грех[ править | править код ] В священных писаниях авраамических религий начало человеческой истории ознаменовано ослушанием людей в Раю : Адам и Ева поддаются искушению Сатаны , и таким образом совершают первый грех. Концепция первородного греха в христианстве приобретает характер родового проклятья и печати зла над всем человечеством. В иудаизм е грех Адамы и Евы рассматривается много мягче. В Торе функция Сатаны — это всего лишь функция прокурора, обвинителя, но вовсе не персонифицированного зла. Кроме того, в иудаизме наш мир не предстает в виде тотального наказания первым людям, грех — поправим, а изгнание Адама и Евы из рая оказывается осмысленным в рамках необходимости одухотворения (подъёма) именно «материального», нашего мира. Христианство вместе с представлением о первородном грехе , лежащем печатью на всем человеческом, вводит синтетическую фигуру, посредника между природой Бога-творца и тварной природой человека: фигуру Иисуса Христа . Иисус Христос обладает обеими природами — и божественной и человеческой — одновременно, и его появление в мире согласно христианству знаменует искупление родового проклятья и человеческого греха отпадения, знаменует собой новый завет , новый договор с Богом. Тем самым, зло не устраняется из мира, но человеку даруется обещание вернуть его в лоно творения из обители твари. Разрыв между тварным миром и творцом не устраняется, но сам Иисус Христос выступает как жертва и как дар, способные заполнить разрыв в бытии между творцом и тварью. Зло в христианстве — принципиально исторично. Оно возникло не по воле Бога и имеет начало. Оно будет побеждено по воле Бога и будет иметь конец. Человеческая история в христианстве впервые предстает Историей , имеющей вселенский смысл, предстает как мистерия . Христианский догмат гласит о том, что конец времён грядёт, зло будет побеждено, а всеобщее воскресение из мёртвых будет сопряжено со страшным судом . Иудаизм же последовательно рассматривает зло не как относительно самостоятельную историческую силу, но как отсутствие добра, негативную характеристику существования в нашем мире. (Эта же точка зрения характерна для многих христианских мыслителей- схоластов ). Смысл истории в иудаизме — не в конце времен, а в преобразовании «материального мира» по божественным законам, ради завершения которого иудеи ожидают Машиаха (мессию). Проблема объяснения наличия зла в мире, созданном всесильным и благим Богом, является одной из центральных в христианской культуре: почему всесильный Бог не создал мир без возможности появления в нём зла? В целом христианство отвечает на этот вопрос так: Бог всесилен, но Он также находится вне времени, поэтому к Нему неприменимы обычные представления о «всемогуществе», зло неизбежно будет побеждено, но для этого люди (христиане) должны приложить все свои усилия. Зло будет побеждено уже не в этом мире, но после его конца. Бог любит свои живые создания, наделенные свободой воли, но зло является следствием свободы воли. Зло неизбежно по Божественному же попущению. То же относится и к ангельским созданиям. Грех и зло существуют, но существуют не как Божьи творения, а как то, что создано не Богом и как то, что мешает видеть Божье творение, заслоняет его собой. Метафора греха и зла, как шор, мешающих подлинному зрению, чрезвычайно распространена в христианстве и она формально (и только формально) близка к концепциям неведения и невежества, затемняющим благо, в платонизме , веданте , буддизме . Теодицея связана и с божьим промыслом: в христианстве предполагается, что относительно каждого человека у Бога свой замысел, но человек — волен в своем выборе. Начиная с конца средневековья в Европе нарастают процессы выделения религиозной жизни в отдельную и самостоятельную сферу человеческой жизни. К концу XVII века эти процессы секуляризации , отделения христианства от светской жизни фактически завершаются по всей Европе. Вместе с секуляризационными социальными процессами и одновременно с ними возникают и оформляются новые представления о природе зла. Вместо Бога-творца в мире действует и миром руководит научный и технический прогресс , человеческая активность, частные интересы. Бог исчезает из повседневной человеческой жизни, а его место в философии заступает «бог философов» (по выражению Паскаля ) и бог-перводвигатель ( Ньютон , Бэкон ). Зло, как понятие, теряет своё единое содержание, ежесекундную актуальность и размывается по различным сферам человеческой деятельности. Зло утрачивает христианскую перспективу страшного суда и свой временной, исторический, но вселенский смысл. Соответственно, зло теперь может мыслиться как то, что мешает прогрессу, что препятствует частным интересам и интимным потребностям, что тормозит человеческую активность, что нарушает или искажает возможную оптимальную социальную организацию. Происходит и возврат к доветхозаветным представлениям о зле, как о слепой природной случайности, стихии, как о неизбежных прихотях человеческого существа, как о следствиях физиологических, психических, социальных и т. п. отклонений от социально-приемлемой нормы. К концу XIX — началу XX века в европейской культуре наряду с общим культурным, политическим и социальным кризисом созревает этический кризис, связанный с утратой оснований различения зла и добра. Однако от опустошенных по содержанию понятий Добро и Зло не удается отказаться ни в частной жизни, которую люди не могут обустроить, ни в социальных рамках государств и политических устройств. Интенсифицируются попытки создания утилитаристских этик , направленных на обоснование этики и морали с точки зрения человеческих пользы или вреда. Распространяется представление об этике, как о продукте ценностного творчества человека ( Ницше ). Популяризируются восточные философии и практики, в которых антитеза благу — не зло, но не-благо и неведение. Одновременно умножается взаимная критика сторонников разных точек зрения. В художественной культуре конца XIX — начала XX веков осуществляются попытки художественного возврата к трагическому мироощущению ( Ницше , Достоевский ), и одновременно возникают т. н. «имморалистические» художественные явления ( проклятые поэты , Уайльд ). Колоссальные художественные усилия направляются на достижение синтеза различных культур и культурных элементов (например, Вагнер ), и одновременно предъявляются масштабные художественные картины человеческого распада (к примеру, Золя ). Понятия Добро и Зло продолжают существовать, фактически лишившись своего единого содержания. Жан Жене отправляется в своем творчестве — по мнению Ж. Батая  — на поиски Зла. А Ж. П. Сартр именует в это же время Жана Жене «святым». Художественная логика обоих приведенных примеров лежит в русле ницшевской метафизики : если человек не в состоянии «добраться» до безусловного добра, то, возможно, его судьба лежит по ту сторону добра и зла . Кинематограф позднего Альфреда Хичкока демонстрирует респектабельный безбожный мир, колеблемый неопределёнными, но всесильными тревогой и злом. Посреди серийного выпуска фильмов ужасов возникают своебразные неоромантические шедевры (к примеру, « Чужой » Ридли Скотта ). « Матрица » братьев Вачовски предъявляет картину вымышленного, машинного «доброго» мира, лишенного свободы воли.